Innerlane Nel
Милая птица, извольте спуститься, вы потеряли перо!
Вчерашняя полная луна заглянула в мое окно и сегодня, и решила, что хочет дорассказать вчерашнюю историю, ведь...всякая история должна быть рассказана, всякая сказка прочтена, всякая линия доведена.
Она устроилась поудобнее бликами на подоконнике,
Никто не знает было это или привиделось во сне. Но где-то, в самых высоких горах Скандинавии, в самом глубоком ущелье, где тонким лезвием стекает родниковая вода, куда еле как может попасть рассветный луч и там, откуда виден весь горизонт, жил юноша. Пол его был усыпан нитями, перьями птиц и бусинами из стекла, глины и драгоценных камней. Каждый день он посылал птиц насобирать ему материала для работы, а сам все мастерил и мастерил ловушки...но ловушки не для зверей...ловушки те были для человеческих снов. И всякую ночь он проходил по поселению и над каждым домом вешал такую ловушку, чтобы ни один плохой сон из мира страшного не проник в прекрасный мир, который простилался на мили окрест. Горы смыкали кольцо, вокруг огромной страны, которая звалась Шир. И вот, довязал он последнюю ловушку, нанизал бусины, вплел перья и начал ее разглядывать. И получилась та ловушка самая чудесная из всех тех, что он делал до сего времени. Тогда и решил юноша, что подвесит ее над крышей дома своей возлюбленной, которая была так же недосягаема, как прекрасные сны, что убегали сквозь нити ловушки. Каждую ночь он карабкался к верху башни, где было ее окно и тихо играл ей на флейте, чтобы не потревожить ее сон. Волосы ее были иссиня-черные, словно крыло ворона, а глаза переливались бирюзой. Длинные косы свои она подбирала при ходьбе и была настолько застенчива, что с каждым днем все реже и реже спускалась вниз к озеру. Сколько бы не пытался юноша с ней заговорить, все она его пугалась и пряталась за свои высокие ворота. Часто плакал он в своем ущелье от того, что всю жизнь предстоит ему стенать о несчастной любви и бродить в одиночестве по свету, ведь для человеческого ума он лишь Ловец Снов, который оберегает их мир от мира потустороннего.
Но божество воды слишком долго искало себе невесту, которую можно обратить в русалку. И тогда норны нашептали ему о девушке, с волосом цвета вороньего пера. И велел он им ее похитить через сон, ведь над крышей ее дома не висело ни одной ловушки.
Ловец Снов в очередной раз вскарабкался на башню и начал вязать защитные узлы для ловушки. Тем временем норны уже уже запустили свои когти в сладкий сон девушки.
Ловушка колыхалась на ветру. Норны запутались в ее переплетениях, прилипли к нитям, которые Ловец ткал из самой крепкой паутины. Тогда онии стали тянуть к себе косы девушки, ведь божество воды дало срок до рассвета...а иначе....
И начали трещать нити ловушки. Норны освобождали коготь за когтем и все сильнее вырывались и тянули черные волосы за собой. Но не было у Ловца с собой ни лука ни стрел. Ничем не мог спасти он ту, в которую был влюблен. Тогда он взял маленький нож и отрезал самые длинные пряди ее волос.
Паутина ловушки порвалась и норны утащили девушку в неизвестные миры.
Больше ловец ее не видел. Говорят, что божество воды сделало ее самой прекрасной русалкою. И был у той русалки самый прекрасный взор. Но все время она пряталась за грязною корягою, волосы ее растрепались, а сверкающая чешуя затерлась и тогда божество выкинуло ее в холодные фьорды, в которых она до сих пор блуждает и топит портовые судна.
А Ловец теперь плетет ловушки только из иссиня-черных прядей, которые никогда не порвутся больше. После трех дней, в которые он лил слезы по возлюбленной, он соткал себе самую тугую тетиву на лук и пустил каленую стрелу в сердце одной из норн. Вынул его и рассыпалось оно пеплом, которое Ловец пустил по ветру. С тех пор, когда в горах подымается Северный ветер, который проникает даже в самые узкие щели окон, люди тут же смахивают пыль, чтобы никакое зло не проникло в их дом.

А вообще что..вообще это какой-то НОСОВОЙ ПЛАТОК ДЛИННОЮ В ЖИЗНЬ! Только на этот раз я строила из себя брутального бородатого мужика, который способен поднять любые тяжести. Теперь держи фашист гранату к своей ангине!
Да...ночую уже вторую ночь одна...точнее я на это рассчитывала, и уже хотела рыдать, потому что..да, я боюсь ночевать одна и тут вот не попляшешь, и чего уж тут скрывать. Но приехало спасение в виде мамы. Поэтому весь день, перевязанная шалью, я варила какао и стряпала..

А потом, за кружкой какао, у мамы, при виде моего скетч бука, началось "недоумеваэ" на тему "зачемтыпишешьэтисказки и кто тебя такую возьмет замуж, когда ты повзрослеешь" но это мы уже проходили...
А еще нужно было натянуть планшет...теперь кнопки везде. сочувствую тем, кто босиком.
Босиком кошка и я.