Innerlane Nel
Милая птица, извольте спуститься, вы потеряли перо!


Здравствуй милый друг. Сегодня я расскажу тебе ту сказку, которую мне рассказывал самый молодой месяц. Когда он растет, он становится ленивым, много спит и поворачивается спиной. Когда молодой, то бодает рогами небо и ночи напролет рассказывает истории. Но знаешь, дорогой друг, человек существо такое, что спит ночью, а бодрствует днем, а месяц наоборот. Потому, именно эта сказка запомнилась мне пуще всех, тогда мне совсем не хотелось спать...

Это было очень давно. В самых северных краях. Было там настолько холодно, что нынешняя верхняя одежда совсем бы нас не спасла. Тогда ходили в шкурах животных и разводили костры. В тех местах были самые белые снега и глубокие сугробы. В тех местах были самые прекрасные сияния, они проплывали по небу и не давали спать народам, заселявшие территории вокруг. Шаманы там носили рога оленей, пели песни в ночи и разговаривали с божествами на равных. И были в тех краях самые красивые птицы. Люди прокармливали себя охотой и рыболовством, поэтому не редко тамошние мужчины приносили как добычу птиц. Но была одна такая птица, которую нельзя было убивать, да что там убивать...ее никто никогда не видывал. Поговаривали, что это была личная птица верховного шамана, она доставляла его послания к божествам и приносила в те края сияние. Словно одеяло она подтягивала его к небу. Еще говорят, что эта птица, когда-то ушедшая под лед дочь шамана. Он вымолил у божеств ее воскресения, но те обратили ее в птицу и сделали ее священной.
Однажды, один из мужчин тамошних поселений собирался на охоту в лес. Но его маленькая дочь напросилась с ним. Жена его болела и оставлять ребенка с ней он не хотел, решив, что той лучше поспать и отдохнуть, он закутал дочь в платок и шкуру, подхватил на руки, свистнул собаку и двинулся в путь.
Жил он от леса не далеко, поэтому, вскоре они уже стояли у порога из корней многовековых сосен. В лесу было очень темно, поэтому мужчина поставил дочь на снег, а сам зажег лучину. Позвав собаку и девочку за собой, он сделал первый шаг. Девочку звали Сальми. Отроду ей было не больше двенадцати лет. Но она была очень рассудительна и не по годам серьезна. Она шла за отцом след в след, слегка придерживая собаку за ошейник. Иногда она поворачивала голову , но позади не было ничего видно, только лучина в руках отца освещала дорогу вперед.
Тут отец остановился и взял лук и стрелы в руки. Велел дочери и собаке вести себя потише и прислушался.
Тот год был довольно голодный. Зверей в лесу было мало, а рыба в море опустилась на дно и не желала попадаться в сети. Этой же зимой охота шла хорошо, а улов радовал своей добротностью.
В этот раз мужчина решил пойти на оленя, а если не выйдет, то пострелять дикую птицу. Дочери он велел, чтобы она разыскала дерево, корни которого используют для отвара, коим лечат больных тем, чем болела его жена. Девочка зажгла еще одну лучину и недалеко отошла от отца.
В поисках дерева она думала о своей, как вдруг ее потревожил звук отпущенной тетивы. Собака ринулась туда, куда улетела стрела и Сальми поспешила за ней. Мужчина остался стоять на месте, зная, что подстрелил птицу, которую собака всегда донесет до него.
Собака забежала между сосен и спустилась под бугор. Заскулила и остановилась. Девочка заскочила на верх бугра и увидела прекрасную картину, которая не давала ей возможности и пошевелиться.
Под бугром была большая проталина, на которой цвели цветы, в центре ее стоял олень с огромными, красными рогами, а на рогах у нее лежала белоснежная птица, которая держала в своем клюве сияние. На груди у птицы была огромная рана и из нее торчала стрела. Девочка ахнула и побежала вниз, чтобы вынуть стрелу. Но олень забил копытом. Сальми остановилась в двух шагах и потянула бледную руку у его рогам. Животное попятилось.
-Не бойся меня, я так хочу помочь твоей птице, - прошептала девочка одними губами.
Олень еще три раза ударил копытом, скинул шкуру и обратился шаманом, с рогами на голове и с убитой птицей в руках.
-Весь ваш народ был предупрежден о том, что северную птицу нельзя трогать, она приносит нм сияния, которые радуют глаз божеств, теперь же, когда сияния не станет, ни разгневаются и пошлют нам еще более сильный холод в котором мы не выживем.
-Но разве ты, шаман, не сможешь оживить свою птицу?
-Смог бы, будь это птица, но ей уже была дарована жизнь однажды, теперь она уснула и проснется лишь тогда, когда на небе вновь заискрится сияние, но никто кроме нее не сможет накрыть им небо.
Небесное божество же тем временем мерзло и дышало туманом, кашель его северным ветром разлетался по всему поселению и вот вот мог снести крыши изб и потушить очаги.
Мужчина подумал, что Сальми уже очень давно убежала за бугор и не возвращается. Тогда он решил пойти за ней.
Он спустился и увидел дочь и шамана, с убитой птицей.
-Отдай мне птицу, - сказал мужчина, - моя жена больна и я добывал для нее пропитание.
-Это священная птица, убив которую, ты запустил в свое поселение жуткий мороз, который не даст вам жизни и нечем будет спасать твою жену.
-Но что же я могу сделать, - испугался мужчина.
-Отдай мне свою дочь, я обращу ее в птицу, и если никто не пустит в ее сердце стрелу и одна укроет небо сиянием, моя северная птица очнется и небесный бог перестанет гневаться. Северная птица была обещана ему в невесты, теперь же он мерзнет и лишен покоя.
Мужчина крепко прижал к себе Сальми.
-Но как же я тебе ее отдам, ведь кто-то, не зная, что это заколдованный человек, может пустить в нее стрелу.
-Тогда, ты разделишь мою участь родителя, потерявшего дитя, - сказал шаман и обернулся в оленя.
-Нет, отец, я выживу и верну небу сияние. - девочка выпуталась из объятий отца и запрыгнула на спину к оленю.
Тот мигом понесся сквозь снега.
Пока летели они на руках девочки стали расти перья, а ногти росли и превращались в когти. Когда олень донес ее до неба, она вспорхнула и села ему на рога.
-Теперь лети и накрой небо сиянием, - кивнул птице олень, но остерегайся охотничьих стрел.
Сальми схватилась за край сияния и потянула его к верху, но оно было настолько тяжелым, что она тут же рухнула вниз.
Она поднялась еще и еще раз, но каждый взлет ее оканчивался падением. И тогда, она решила разрезать сияние на лоскуты и по одному сшить их на небе. Так она до ночи тягала кусочек за кусочком и сшивала нитями ветров. К рассвету она закончила и задержалась в воздухе, чтобы полюбоваться своим творением, как вдруг ее крыло пронзила вязкая боль. Она упала в снег.
Пролежала она так полное утро, истекая кровью. Шаман нашел ее к полудню и молвил о том, что человеческая стрела нашла ее в воздухе и теперь, она никогда не станет человеком. Посадил ее к себе на рога и унес в свое жилище.
К тому времени проснулась первая дочь его, приняв человеческий облик, она утерла с белых одежд кровь и принялась ждать шамана с новою сестрой.
С тех пор небо повенчано с северной птицею, одна укрывает его одеялом, а другая уносит его, когда боги вдоволь налюбуются.

@темы: почеркушки